Литературный Журнал

Watch Законы умирают, книги - никогда. Эдвард Джордж БУЛВЕР-ЛИТТОН

Главная Биографии Русские писатели Надо ли переделывать людей?

Надо ли переделывать людей?

uchitel.jpgЗвонок. Класс встает. Встаю и я. Мне хорошо, хочется наслаждаться жизнью и любить (это самое главное, чтобы в начале урока было хорошо прежде всего самому себе).

Я еще не произнес ни слова, но уже вижу, как дети (некоторые крупнее меня) начинают невольно улыбаться, словно распахивая передо мной дверь. Сейчас они все незаметно для себя превратятся в открытые двери... И я войду, как входит по утрам солнце в еще спяще-пустынный дом.

-    Добрый день! - и жестом кладу всем теплые руки на плечи... - Располагайтесь, друзья мои, поудобнее! Сегодня мы поговорим на интересную тему, по крайней мере мне она очень интересна! (Я давно уже понял: чтобы урок прошел легко, надо заинтересовать прежде всего самого себя) - и правой рукой словно распахиваю написанное на доске:

КАК "ПЕРЕДЕЛАТЬ" ЛЮДЕЙ? МОЖНО ЛИ? НУЖНО ЛИ? (по роману Фадеева "Разгром" и повести Булгакова "Собачье сердце").

-    Эпиграфы мы с вами выберем сейчас вместе. Читайте тексты.

Ребята читают... Я отхожу к окну. Зима. Поселок с третьего этажа похож на стаю белых кораблей, плывущих в вечность. А куда плыву'я и эти сидящие передо мной "матросы"? Может, мы просто скребем веслами по земле, поднимая не лазурные брызги, а серую пыль?


И вдруг неожиданно вспоминаю, как начинал урок в первые годы... Как это было давно! Ушла в небытие целая эпоха: "Партия и Ленин - близнецы-братья"... вечная замотанность, вечное стояние на цыпочках перед начальством с его неизменной репликой: "Учитель обязан! Учитель должен!"... и чувство неполноценности от неудовлетворенности работой.

На поверхность памяти, как нечто темное, вызывающее оторопь, всплывает воспоминание...

Переполненный злобной усталостью, я влетаю в пыльный кабинет. Душу жжет единственное желание: побыстрее найти повод, чтобы обругать пятиклассников, тем самым освободиться от - кпц далось тогда - беспричинной ненависти.

Ровные ряды ребят с красным пятном на груди (пионерский галстук)... затылок в затылок... Можно начинать, но лопоухий шпаненок со смешной фамилией Заец опоздал.

-    Ну, зайчик-попрыгунчик, где ты прыгал и скакал?

Класс засмеялся. Заец, испуганно тараща глазенки, что-то залепетал в свое оправдание.

-    Молчать! - и грохнул кулаком по столу. Подпрыгнувшая ручка покатилась и упала на пол, что разозлило еще больше. Наступила мертвая тишина. Шпаненок онемел от ужаса.

-    П-ш-шел на место!

Шпаненок, не веря в свое прощение, невесомо дошел до парты и затих как под кустиком.

-    Сели! - и урок начался...

Да неужели это действительно было?! И это именовалось "выработкой сознательной дисциплины, формированием гармонически развитой личности строителя коммунизма"?!

Вся эта "выработка" оставляла в душе лишь горчащее чувство вины. Почему я не ушел тогда из школы? Видимо, удержала любовь к делу, переданная на генетическом уровне (я учитель в третьем поколении).

-    Константин Альбертович!.. - я прихожу в себя.

-    Как "переделать" людей? Да, эта тема потребует от вас умения сравнивать произведения разных авторов, по-разному ответивших на этот вопрос. Их точки зрения можно отразить уже в эпиграфе сочинения. Я советую вам взять двойной эпиграф, столкнув противоположные мнения. Какие? Верно, Леонид, иди - запиши!

- Обратите внимание, как записывается эпиграф: кавычки не ставятся, фамилия авто ра обычно не заключается в скобки, а записывается "открыто", как на ветру... А какую мысль мы возьмем у Булгакова? Каков главный вывод повести "Собачье сердце"?

Ребята склоняются над текстами (на столах "Разгром" и "Собачье сердце"). Я считаю: на уроке литературы должен быть автор (текст), ученик и учитель. Умный, полезный, доверительный разговор между ними - вот цель урока литературы. В последние годы пошла мода на уроки-'спектакли": здесь и костюмы, и музыка, и песни, и прочая "бижутерия". Я убежден: литература не игра, это серьезно! Как можно играть с такими вечными проблемами, как добро, зло, жизнь, долг, любовь?!

- Правильно, Татьяна! Скажи ребятам, какая страница... Давайте запишем. Фразу можно сократить, естественно, сохранив смысл. На месте пропусков ставим многоточие.

-    Любое сочинение - это спор на бумаге. И у нас он начался уже в эпиграфе... Давайте начертим "графический план" сочинения. Поразмышляем... Кого надо "переделать"?

-    Человека...

-    Как? Каким способом?

-    Фадеев считает: в ходе гражданской войны, в огне революции закаляется, как сказал другой писатель социалистического реализма, человеческая сталь, то есть предлагает путь насилия - "железной рукой загоним человечество в рай".

-    Действительно, но получаются уже не люди, а гвозди. Помните, как. у Николая Тихонова:

-    А что предлагает Булгаков?

-    Путь эволюции.

-    "Пусть идет как идет..." - любимая французская пословица Тургенева.

-    А как думаете вы? Можно пи переделать? Нужно ли? Именно ответ на этот вопрос и будет содержанием вашего сочинения. Итак, у нас получился следующий "графический план":

- Вы заметили, что литература, особенно русская, - литература вечных вопросов: что делать? кто виноват? кому на Руси жить хорошо? Одним из основных вопросов литературы 20-30 гг. XX в. был следующий: как переделать человека и преобразовать мир, природу, общество?

Но, пытаясь ответить, писатели порождают у нас, читателей, множество новых вопросов. А может, в этом и есть назначение писателя, ведь еще Пушкин устами самого Бога призвал поэта "глаголом жечь сердца людей", то есть будить их от духовной спячки.

Духовная спячка - страшная вещь! Когда замолкает голос Духа, начинают говорить пушки - и человек из Божьего подобия (помните Библию?) превращается в "ведро мяса" (один афганец рассказывал: "Когда солдат наступает на мину, от него остается ведро мяса").

Как же быть? Что делать? Думать и выбирать... Именно в этом нам и помогает литера тура. Она дает варианты прожития жизни. Не надо проживать снова тупиковый вариант: прочти - и отвергни, если это для тебя неприемлемо.

А теперь попытаемся записать основные тезисы ("идейный скелет") сочинения.

-    Каков один из главных идейных двигателей революции?

Измени условия жизни - изменится человек, зло исчезнет.

Так ли это? Революция - смена окружающей среды (строя, идеологии, традиций, быта, идеалов)? А может, она, как писал Пришвин, "грабеж личной судьбы человека"? Изменились ли Морозка и Шариков, попав в другую среду? Чтобы ответить На этот вопрос, надо тщательно поработать с текстами. Запомните: текст оживает, соприкоснувшись с человеком, то есть с вами.

Не бойтесь в сочинении задавать себе вопросы! Разве сочинение не есть ответ на один большой вопрос?! А если это так, то его можно разбить на несколько вопросов. К тому же, отвечая, легче писать.

-    Почему человек ток легко становится на путь насильственного переустройства общества и самого себя?

-    Человечество испокон веку мечта по достроить рай на земле, и не только мечта по, но и пыталось. Как? Есть два варианта: первый, выраженный в Библии: "не убийй, "относись к людям так, как хочешь, чтобы к тебе относились"; и второй: ради рая, если нужно, можно пролить кровь, положить в основание всеобщего счастья "слезинку замученного ребенка", зато остальные будут счастливы. Но будут ли?

-    Что происходит с человеком, ставшим на путь насилия даже ради благородной цепи? Что? Сколько в этом случае в человеке останется человека?

-    Прогрессирует ли человек внутренне или идет деградация и близится апокалипсис? Ведь писал же Эйнштейн Фрейду: "...в человеке, в нем самом, есть некая потребность в ненависти и разрушении..." Библия говорит еще точнее: человек греховен, то есть неполноценен, ущербен по своей природе. Не случайно так хочется его изменить! Вы лучше нас? Я думаю - хуже... С каждым новым веком все кровавее и бессмысленнее войны, все меньше шедевров искусства, все хуже природа, безжалостно уничтожаемая человеком. Людей с "собачьими лицами и сердцами" много, даже слишком много... Как их переделать? А может, их легче просто убрать? Они же ущербны. Или пусть идет как идет, и все предопределено судьбой, обстоятельствами, случаем? И не нужна переделка - человек ведь греховен. Греховность - суть человеческой природы. И, пытаясь улучшить, мы ломаем человека, не случайно еще Паскаль говорил: "Человек, желая стать ангелом, становится зверем". Не забывайте, что русский человек - человек порывов, как правило, не доводящий ничего до конца, не жалеющий не только других, но и себя. Помните, у Блока:

Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы, С раскосыми и жадными очами!

Вот анекдот, который довольно точно иллюстрирует эту мысль: идут три мужика по полю и видят: лежит бутылка. "Братцы, да это же самогон!" - говорит первый, выпивает и падает замертво. Второй поднимает, нюхает: "Да нет же! Самогон!" - выпивает и тоже валится замертво. "Люди! Помогите! Караул!" - кричит третий, бежит в сторону деревни и на ходу выпивает. Да, мы страшный народ страшной страны...

Россия надрывно рыдает о детях любимых своих, она самых лучших съедает и плачет, печалясь о них.

Игорь Губерман

Такой народ нельзя изменить стремительно - нужен длительный путь самоусовершенствования, мучительного выдавливания раба лени, трусости, тщеславия и жестокости!

Вот вам "идейный фундамент", на основе которого вы можете "построить" свое сочинение, хотя можете взять и другой.

На меня смотрят разбуженные мыслью глаза, на лицах озабоченность, но не та, школярская (как бы увильнуть от ответа), другая -озабоченность выбора.

- Я знаю по себе, как трудно начать, как трудно выбрать жанр сочинения. Давайте вместе сделаем наброски вступления. Можно начать традиционно в жанре литературно-критической статьи или начать как эссе, а можно избрать форму дневника... Конечно, и все сочинение придется писать в этом же жанре, иначе произойдет нестыковка, а это все равно что к бальному платью надеть кирзовые сапоги!

В ходе довольно бурного обсуждения у нос получаются следующие вступления:

1.    Литературно-критическая статья

И роман "Разгром" А. Фадеева, и повесть "Собачье сердце" М. Булгакова были написаны почти в одно и то же время: роман - в 1926- 1927годах, повесть - в 1925 г. Главная идея этих произведений - идея "переделки" человека революционно-операционным способом.

Но если Фадеев был убежден, что в ходе революции "происходит огромнейшая переделка людей", "развивается и закаляется все лучшее", то Булгаков приходит к однозначному выводу: "обратить зверей в людей" нельзя, нужен эволюционный путь.

Кто из них прав и прав ли? Попытаемся ответить...

2.    Эссе

Шел из школы, и вдруг из-за угла выпала темная фигурка, пет 10- 11. Грязный, отекший, в измочаленном, как тряпка, пальтишке, в огромных валенках. Лицо старичка, столько повидал злого, страшного, что ничем не удивишь. И, как старик, не ждет ничего хорошего. Да и что ждать? Дома, наверное, пьяная мать. На стопе пустые бутылки, куски засохшего хлеба, окурки.

Как переделать этих людей? Можно ли? Нужно пи? Как самому не стать таким же?

3. Дневник

"...жила в нем (Левинсоне) жажда нового, прекрасного, сильного и доброго человека".

Живет она и во мне. Видимо, каждый из нас с самого рождения нацелен на достижение идеала. Но как его достичь? Как "переделать " себя, слабого, ленивого, необразованного, в совершенство? Как?

Читая роман "Разгром".

- У нас осталось не так уж и много времени: начните, выбрав жанр. Начните с самого интересного, близкого, с того, что вас волнует, или с самого легкого. Главное - начните писать! Один мудрый человек сказал: "Произведение - на кончиках пальцев". Дайте им работу! Не думайте об ошибках, о том, "красиво ли, правильно ли я пишу?" Просто пишите! Как сказал Есенин: "...выплещите в слова душу". Только то сочинение интересно, которое личностно, поэтому не бойтесь отходить от того, что мы сегодня наговорили, записали. Пусть это будет только опорой для "прыжка", не более!

Часто останавливает страх перед чистым листом. Не бойтесь, не старайтесь писать сразу "набело" - так не писали даже великие! Если написанное окажется неудачным, его можно просто выбросить, но оно, как взрыв в горах, обрушит "лавину сочинения" на чистые листы, сыграв роль детонатора.

Спорьте с собой, задавайте себе вопросы и сами отвечайте на них. Скучно читать гладкие, холодные, как холодец, сочинения. Не будьте однообразными! В разумных дозах можно употребить элементы разговорного стиля. Это позволит избежать утомляющего читателя однообразия.

Пишите раскованно, не бойтесь - и вы будете талантливы!

С Богом и удачи, друзья!