Литературный Журнал

Watch Законы умирают, книги - никогда. Эдвард Джордж БУЛВЕР-ЛИТТОН

Главная Произведения Классика Так кто же такой Чичиков?

Так кто же такой Чичиков?

Этот вопрос занимает не только героев гоголевской поэмы, но, кажется, и самого Чичикова, когда он в седьмой главе, уже владелец четырехсот (мертвых) душ крепостных, оформляет свои приобретения в Гражданской палате. Оформление покупки завершается грандиозным ужином в доме полицмейстера, на котором расчувствовавшийся Чичиков "воображал себя уже настоящим херсонским помещиком, говорил об разных улучшениях: о трехпольном хозяйстве, о счастии и блаженстве двух душ, и стал читать Собакевичу послание в стихах Вертера к Шарлотте..."
В восьмой главе слава Чичикова в городе как "богатейшего" человека, "миллионщика" достигает апогея. К тому же Чичиков по своей "обраэован-/-ности" стоит выше губернских чиновников, из которых "кто читал Карамзина, кто "Московские ведомости", кто "даже и совсем ничего не читал".

На балу у губернатора намечается некая любовная интрига, выраженная в почти неуловимом чувстве Чичикова к губернаторской дочке, "блондинке".

Но этот мотив Гоголь тут же и снижает, приземляет "Так уж бывает на свете, видно, и Чичиковы на несколько минут в жизни обращаются в поэтов; но слово "поэт" будет уже слишком".

В восьмой главе достигает кульминации внешняя сюжетная линия поэмы, связанная с авантюрой Чичикова: пьяный Ноздрев на балу публично разоблачает его аферу с мертвыми душами.

В девятой главе дамы "приятная во всех отношениях" и "просто приятная" мобилизуют женскую половину города против Чичикова на том основании, что последний, прикрываясь покупкой мертвых душ, якобы на самом деле "хочет увезти губернаторскую дочку".

Мужчины же города, испуганные назначением нового генерал-губернатора, свое главное внимание сосредоточили на мертвых душах, к которым многие имели непосредственное отношение.

В десятой главе собравшиеся у полицмейстера городские чиновники пытаются выяснить, кто такой Чичиков. Гоголь пишет: "В собравшемся на сей раз совете очень занятно было отсутствие той необходимой вещи, которую в простонародье называют толком <...> Во всех наших собраниях, начиная от крестьянской мирской сходки до всяких возможных ученых и прочих комитетов, если в них нет одной главы, управляющей всем, присутствует препорядочная путаница <...> видно, уже народ такой, только и удаются те совещания, которые составляются для того, чтобы покутить или пообедать <...> Цель будет прекрасна, а при всем том ничего не выйдет <...> Впрочем, собравшееся ныне совеща-

ние было совершенно другого рода <...> Но при всем том вышло черт знает что такое..."

Здесь почтмейстер выдвигает мысль о том, что Чичиков не кто иной, как капитан Копейкин.

Десятая глава заканчивается тем, что чиновники города вконец запутались, стараясь определить, кто же такой Чичиков. Нелепость их предположений как бы маскирует подлинный смысл его предприятия: в нем угадывали Наполеона, человека, покушавшегося на губернаторскую дочку. Ноздрев подтвердил даже мысль о том, что Чичиков — шпион. На следующий день Чичикова уже не приняли ни в одном доме. Услышав от Ноздрева, что в городе его считают фальшивомонетчиком, похитителем губернаторской дочери и даже виновником смерти прокурора, испуганный Чичиков спешно покидает город. Гакова развязка первого тома "Мертвых душ".

Одиннадцатая глава, по существу, представляет собой эпилог. В центре главы — история жизни Чичикова в основных ее этапах.

Гоголь объясняет свое желание взять в качестве главного героя "подлеца" тем, что образ "добродетельного человека" "праздно вращается на устах", что писатели, обратившие "в лошадь" "добродетельного человека", не оставили на нем и тени добродетели. '

Показав духовное оскудение дворянства и чиновничества во всех сферах российской жизни, Гоголь в сжатой форме изображает этот про-

цесс в среде предпринимателей , сословия, представленного Чичиковым.

Чичиков — единственный персонаж, характер которого развернут во времени на всех возрастных и нравственных этапах развития.

Преданный с детства одному божеству — "копейке", Чичиков идет по жизни через цепь предательств, падений и возрождений, чтобы наслаждаться в итоге высшими благами жизни. Это не скупость Коробочки, Собакевича, не бессмысленное скряжничество Плюшкина, а вполне сознательное, волевое, целенаправленное подчинение каждого своего поступка, каждого дня прожитой жизни одной заветной цели: выйти на уровень жизни самых обеспеченных слоев общества, не чуждаясь никаких средств. Он начал с неслыханной бережливости и спекуляции среди сверстников в школе и предательства любившего его старого учителя.

Втеревшись в доверие начальника по службе, он затем с легкостью предает свою невесту, дочь начальника, и самого "повытчика".

В комиссии по строительству, на "хлебном местечке", или в борьбе со взятками Чичиков всегда оказывается в материальном выигрыше. Он проявлял "прямо русскую изобретательность, являющуюся только во время прижимок", пишет Гоголь.

Сорвавшись в один из периодов "гонения неправды", Чичиков с упорством и огромным терпением начинает все сначала и получает наконец давно желанное место таможенного чиновника, на котором наживает полмиллиона.

Будучи разоблаченным и здесь, Чичиков с его чрезвычайно изворотливым умом приходит к идее спекуляции на мертвых душах.

Используя тип Чичикова ("хозяина", "приобретателя" "из числа не очень чистых" людей) в качестве главного героя поэмы, Гоголь предвидит возмущение так называемых "патриотов", которые, по его словам, спокойно сидят себе по углам и занимаются совершенно посторонними делами, копят себе капитальцы, устраивают судьбу свою за счет других; но как только случится что-нибудь, по мнению их, оскорбительное для отечества, появится какая-нибудь книга, в которой скажется иногда горькая правда, они выбегут из всех углов, как пауки, увидевшие, что запутались в паутину мухи, и подымут вдруг крики.

Именно против такого рода "патриотов" направлен рассказ Гоголя о Кифе Мокиевиче и Мокни Кифовиче в последней главе  I тома поэмы.

Когда Кифе Мокиевичу говорят о безобразном поведении его сына Мокия Кифовича, отец отвечает пострадавшим жителям: "Шаловлив, шаловлив... да ведь как быть: драться с ним поздно, да и меня же все обвинят в жестокости; а человек он честолюбивый, укори его при другом-третьем, он уймется, да ведь гласность-то вот беда! Город узнает, назовет его совсем собакой..."

"Отеческое чувство" Кифы Мокиевича привело его к выводу: "Уж если он и останется собакой, так пусть же не от меня об этом узнают..." Эта идея "занимающегося философией" Кифы Мокиевича — завуалированный ответ Гоголя представителям ложного, мнимого патриотизма: пусть у нас любые безобразия, но нельзя сделать их достоянием гласности.

Леонид КРУПЧАНОВ

 
г Тверь институт стоматологии