Что открывается в процессе изучения романа Л. Н. Толстого «Война и мир»?

Печать

b_250_250_16777215_0___images_stories_foto_tolstoy.jpgНа формирование философских взглядов Толстого оказали влияние Руссо (потребность вырваться на простор "естественных" проявлений души, "опрощение", отказ от "культуры" как комплекса условностей) и Шопенгауэр (феноменализм и учение о метафизической призрачности индивидуального бытия). Философского образования Толстой не получил, его концепция мира и человека суть интуитивное прозрение гениального разума. Мистический имперсонализм назвал В.В. Зеньковский "основой всего его учения" (в книге "История русской философии", А, "Эго", 1991).

Архитектоника романа "Война и мир" определяема названием и формальным членением текста. Семантическое поле исследования текста романа задается высказываниями писателя.

Положения.

1.    Вера и семейный уклад как истоки духовности.

2.    Неразрывность, слиянность "добра" и "пользы", поиск БЕЗУСЛОВНОЮ.

3.    Необходимость согласия естества и существа человека.

4.    Отрицание смерти как предела жизни.

5.    Стремление к равновесию, законченности формы, даже к симметрии.

Толстой — устроитель жизни, хаос не его стихия.

6.    Изменения состояний сознания героев определяют внутреннюю логику их пути, но не "к народу" как социально-этническому объединению, а своего пути-вектора в бытии-небытии.

Гипотеза.

Антитеза ВОИНА—МИР пронизывает весь роман (макро- и микроструктуры) и задает полюса в движении героев по линии воплощения "я", преломляясь в каждом из социумов (микроструктуре) синонимичными противопоставлениями. Вектор испытания героев, возможной реализации «я».

1. Я-личность. Я-маска. ГАРМОНИЯ И ДИСГАРМОНИЯvoina-i-mir.jpg

... не отречься от личности должно человеку, а отречься от блага личности" (В.В. Зенъковский ).

Толстой ставит своих героев перед выбором сохранения "самости" или уподобления другим. "Любимые" герои сохраняют суть свою, существо, иные, уподобляясь, становятся фоном для "любимых" — мертвыми как личности для Толстого. (Войну с самим собой ведет князь Андрей, интеллектуально голодающий, а значит, и менее чувственный. Кризис души и плоти переживает Наташа.; Пьер мечется в диапазоне мыслей — от высоких до низких, порочных). Осознание возможности выбора — свидетельство глубины, непостижимой тайны личности, тем более^что выбор единичной воли во многом случается по Толстому.

Гармоничен Николай, гармонична -Марья. Нет борьбы внутри «я». Есть процесс узнавания мира. Эти два героя самодостаточны. Их и соединил автор в эпилоге.

Курагины, Берги, Друбецкие — лишь маски, фигурки на шахматной доске, они живут по правилам игры, изобретенной до их появления. Они функциональны, исчерпаемы.

2. СЕМЬЯ

(возможность реализации «я», оставить себя отраженным в другом)

"... цель жизни есть бесконечное просветление и единение существ мира"... а единение не есть слияние, оно не допускает исчезновения личного начала" (В.В. Зенъковский).

Антитеза в названии романа преломляется как РАЗЛАД – ЛАД. Разлад. Нет понимания, принятия другого, нет любви — нет воплощения (умножения, увеличения "я") — князь Андрей и Лиза, Пьер и Элен.

Отсутствие семьи при родственных отношениях. Жизнь интимная подменена жизнью в свете, стала публичной, не сокровенной.

Договор между членами семьи, ограничение возможности самореализации — Болконские, Друбецкие, Берги.

Лад. Любовь, понимание, принятие — Ростовы, Николай — Марья, Наташа—Пьер. Отражение в Другом — гарантия личностного движения по Толстому.

3. ОБЩЕСТВО -ОБЩИНА Борьба - согласие

"Удивительно, — пишет Толстой в дневнике. — как мы привыкли к иллюзии своей осо бенности, отделенности от мира. Но когда поймешь эту иллюзию, то удивляешься, как можно не видеть того, что мы — не часть целого, а лишь временное и пространственное проявление чего-то невременного и непространственного".

Не найдя себя в семье или исчерпав ее возможности, герои Толстого ищут поле деятельности вне семьи. Пьер — а масонстве, князь Андрей — на войне, потом в Богучарове (хозяйство, реформы), Марья — в общении с божьими людьми, Курагины — в светской жизни (салоны, кутежи, аферы). В микросоциуме реализуются невостребованные в характере щедрость, альтруизм Пьера, деловитость, рациональность князя Андрея, доброта, сострадательность Марьи, изобретательность Курагиных. Светское общество как организацию, как стиль жизни Толстой отрицает. Здесь предел "светских" героев, далее для них мир непознаваем.

Антитеза — общинный дух организации: идеальное представление Пьера о масонстве (всемирность) в противоположность формализму ритуалов, жизнь князя Андрея в Богучарове в одном ритме с крестьянами, "семейность" полковой жизни Николая, жизнь Пьера в плену. Согласие между людьми, доверие и внимание друг к другу позволяют говорить об этом социуме как о братстве.

4. НАЦИЯ

— этническое сообщество на основе духовной традиции, проявляющейся и в МИРЕ и в ВОЙНЕ. "... сопрягать надо..." (Пьер).

Воплощением немирного начала стал у Толстого Наполеон. Пародируя эту фигуру, Толстой как бы превосходит войну, утверждая образом Кутузова идею мира — единения. "Самость" нации проявляется в сценах "вочелове чивания" (Пьер спасает девочку и защищает женщину в Москве, Наташа отдает подводы раненым) и персонифицирована в образе Тихона Щербатого.

5.    ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

"Муравьиное братство" — единичность человека.

Немногих своих героев автор поднял на эту ступень — умирающий, прощающий всем все князь Андрей, Денисов (спасение барабанщика), Пьер, Кутузов (о французах — "тоже люди!"), Платон Каратаев. Человеческое в человеке — высшая ценность по Толстому, суть сути.

6.    ВСЕЛЕННАЯ

Конец антитезы. Вселенную дано либо ощущать, либо нет. Неведомая сила, судия, неизвестное непостижимое, тайна, точка отсчета и возврата. Небо отзывается духовным резонансом в душах героев, с ним связаны ОТКРОВЕНИЕ - ПРОЗРЕНИЕ - ОЧИЩЕНИЕ - ОПРОЩЕНИЕ.

"Сущность жизни не есть ... отдельное существо, а Бог, заключенный в человеке... смысл жизни открывается тогда, когда человек признает собою свою божественную сущность" (В.В. Зеньковский).

Князь Андрей: каждая встреча с Небом — новая эпоха, новый шаг в осознавании себя. Он не земной и не горний. Он не мог и не может стать проще. "Проще" его делает только смерть: Небо вбирает в себя князя Андрея.

Пьер чувствует себя "частью этой огромной невидимой цепи, которой начало скрывается в небесах". "Я чувствую, что надо мной живут духи и что в этом мире есть правда", — говорит он, а в плену "прозревает" свою- "бессмертную душу".

Небо для Пети живое, он слышит перед атакой "музыку сфер".

В Отрадном происходит диалог души Наташи с Небом.

Спасение французов Рамбаля и Мореля "санкционировано" небом: звезды "хлопотали о чем-то радостном, но таинственном, перешептывались между собой".

По-видимому, можно найти больше фрагментов, где Вселенная участвует в судьбе героев. Но достаточно. Обратим внимание лишь на то, что все соприкосновение героев с небом (Вселенной) синтезируется в сне Николеньки (эпилог), пожалуй, самой интересной фигуры в романе. В сне сливаются образы Бога и Отца, освещенные неведомым светом и освященные памятью.

Наталья ТРАЛКОВА

 

 

Обновлено ( 21.04.2012 17:56 )