Литературный Журнал

Watch Законы умирают, книги - никогда. Эдвард Джордж БУЛВЕР-ЛИТТОН

Главная Статьи Новости «Слепой музыкант» и слепой критик

«Слепой музыкант» и слепой критик

Статья критика А.Г. Горнфельда (1867-1941) была написана как возражение на статью М.А. Щербины по поводу "Слепого музыканта". М.А. Щербина являлся доцентом Московского университета. Он ослеп в двухлетнем возрасте и совершенно не сохранил зрительных воспоминаний. В 1916 году он приезжал в Полтаву и читал там лекцию о Слепом музыканте", затем изданную отдельной статьей. Суть возражений Щербины заключалась в том, что слепорожденный, не знавший света человек, не может переживать и лишения света. Таким образом, Короленко в "Слепом музыканте' погрешил против истины. Статья Горнфельда интересна тем, что, возражая Щербине, он дает любопытную трактовку "Слепого музыканта", которая, надо полагать, будет небесполезна для учителя. Печатается в сокращении.
Г. Щербина <...> спрашивает себя, какую, собственно, цель ставил себе В.Г. Короленко: "Хотел ли он изобразить индивидуальные особенности человека, обладавшего известными природными предрасположениями, развившегося в своеобразной обстановке, причем слепота лишь наложила резкий отпечаток на эти индивидуальные особенности, или же автора интересовали типичные черты слепого, которые только в силу художественного творчества пришлось поместить в конкретную обстановку". И мы слышим неожиданный ответ: "Есть основание думать, что последняя цель, если бы не была единственной, то во всяком случае является господствующей". Да нет же, нет для этого основания, и основания, приводимые критиком, тают перед лицом основного факта: не правилом, но всегда исключением будет душа творческая, душа трагически окрыленная, душа, протестующая против неизбывной обиды, нанесенной ей миропорядком. Художественный образ есть всегда тип; в этом смысле дилемма, предложенная г.Щербиной, лишена содержания. И всякий слепой есть гипичнмй слепой, но' не всякое изображение слепого типично для всякого слепого. Отел-ло — полководец и, верно, типичный полководец, но бесплодно рассматривать его образ как "попытку штатских проникнум, в психологию военных". Если в его образе есть ошибки против типичной психологии военного, это можно отметить, но существа дела это не изменит. Художественный образ имеет свою внутреннюю перспективу, с которой необходимо считаться; его надо рассматривать на той высоте, на которую его поставило созерцание художника. Всякая попытка совлечь его с этой высоты может быть формаль но правомерна, — по существу, она неизбежно ведет к извращению перспективы. И потому не с точки зрения психологии слепых важен и интересен для нас слепой Петр Попельский, а с точки зрения неистребимых запросов нашего духа, запросов, равно живых и законных и для слепого, и для зрячего.

Об этом так ясно говорит один эпизод в повести' Короленко, и этого столь важного для ее уяснения эпизода не отметил его критик, хотя в этом эпизоде Короленко наперед ответил ему на его толкование. Позволю себе воспроизвести здесь то, что говорил об этом эпизоде по другому поводу, но сперва надо освежить его в памяти читателей. Мать слепого мальчика спорит о его воспитании с его дядей; старый гарибальдиец Максим склонен преклониться перед неизбежным; он всегда думал, «что жизнь — борьба, и что в ней нет места для инвалидов", и свою судьбу, став инвалидом, решал согласно с этим. "Не малодушно ли извиваться в пыли, подобно раздавленному червяку; не малодушно ли хвататься м стремя победителя, вымаливая у него жалкие остатки собственного существования?"

"Мальчику остается только свыкнуться со своей слепотой, а нам надо стремиться к тому, чтобы он забыл о свете, — говорил дядя Максим. — Я стараюсь, чтобы никакие внешние вызовы не наводили его на бесплодные вопросы, и если бы удалось устранить эти вызовы, то мальчик не сознавал бы недостатка в своих чувствах, как и мы, обладающие всеми пятью органами, не грустим о том, что у нас нет шестого.

—    Мы грустим, — тихо возразила молодая женщина.

—    Аня!

—    Мы грустим, — ответила она упрямо... — Мы часто грустим о невозможном".

"Грустим" — слово, характерное для Короленко и для действенно-оптимистического мировоззрения. Сколько бы ни было вложено злого сарказма в "афоризм и парадокс" его "феномена", в самом авторе нет ни тени этого озлобления, и "парадокс" его безрукого бродяги: "человек создан для счастья, как птица для полета" — есть одна из основ его мировоззрения. Недаром и слепой Петр Попельский в конце концов не только осознал себя необходимым для жизни, но так или иначе не то реально, не то метафорически, во всяком случае противоестественно, преодолел на миг свою слепоту. Криком отчаяния не хотел и не мог за замолчать этот крик обиженного и изуродованного человеческого существа — крик о полноте бытия, вся дли полноты бытия и, в сущноои, дли бессмертия рожденные и ной полноты не пехнлвшип, мы разнообразны  судьбах и еще разнообразнее в душах. Многие покорно, бессмысленно, спокойно, а то и радостно несут бремя, другие вяло томятся, тихо жалуются, грустят, разумно мирятся, творя "народную мудрость" о том, что глупо, а то и грешно прать против рожна Но есть и такие, которых не придушила невозможность. Они не могут и не должны с ней мириться; она не пригнетает, а окрыляет их; какова бы она ни была, как бы она ни называлась — люди, строй, природа, Бог, — она рождает их протест и рождает их творчество. В молитвах или в про клятиях, в подвиге самопожертвования или в подвиге созидания они неизменно ищут одного — чуда хотят, как говорил Тургенев, "чтобы дважды два не было четыре". И бывает так велика и чудесна их безумная и нелепая жажда чуда, что чудо совершается: новая правда рождается на земле, новое слово освещает скорбный путь человеческий, исторгается из земли красный цветок зла, раскрываются гробы народные, исцеляются расслабленные, прозревают слепорожденные. Мы знаем, как редко победа венчает эту борьбу, столь безнадежную для здравого смысла; тверды грани между возможным и невозможным; многие разбивают себе голову о твердыни немыслимого. Но, победители или побежденные, они те, кого мы называем творцами, гениями, представителями человечества.

Републикация П. БАСИНСКОГО

 
модульные диваны фото