Литературный Журнал

Watch Законы умирают, книги - никогда. Эдвард Джордж БУЛВЕР-ЛИТТОН

Главная Статьи Новости Свет и тьма в лирике Пушкина

Свет и тьма в лирике Пушкина

Свет и тьма. Эти понятия в лирике Пушкина чрезвычайно подвижны, изменчивы, наполняются с^ гадами все более глубоким содержанием, то существуя на полярных полюсах, то даже соприкасаясь, а то и взаимопроникая.

В юношеской лирике, озаренной возвышенными, лучезарными идеями и чувствами, свет связан с ощущением молодости, ощущением счастья дружбы, спаянной общими переживаниями, надеждами. Лицеисты были охвачены высоким, героическим стремлением передового дворянства защитить  Отечество. Лицеисты "в сень наук с досадой возвращались, завидуя тому, кто умирать шел мимо... '. "Вотще лишь гневом дух пылал", — писал с досадой Пушкин в 1815 году, так как не смог стать защитником Москвы.
Вся светоносная атмосфера Лицея с его преподавателями, парком, памятниками воинской славы готовила воспитанников для героических подвигов. Они знали, что худшее в жизни — потерять честь.

Поэт отдал полную дань юношеской революционности, разлитой в обществе. "Прекрасная заря", ' звезда пленительного счастья" — такими образами Пушкин выражает свое представление о свободе.

Свету противопоставлен мрак. Именно ночью происходит "убийство увенчанного злодея" Павла I (ода "Вольность"). "Везде неправедная Власть //В сгущенной мгле предрассркдений // Воссела' (тамже). Она давит на человека и создает "падших рабов" (там же), "рабство тощее" ("Деревня"), покорного "бедного раба ' ("Анчар ).

Пушкин рисует "свободу просвещенной", о которой мечтали поэт и его друзья, декабристы. Образ моря ("К морю") — символ свободы, ассоциируется с образом Байрона, властителя умов молодого поколения.

Пушкин никогда не изменял заветам свободы, но, наделенный исключительной прозорливостью, уже в 1821 году преодолел интеллигентскую утопичность декабристов, их нетерпение. "Свободы сеятель пустынный, //Я вышел рано, до звезды".

В 1827 году в связи с первой годовщиной казни декабристов Пушкин смело пишет о своей верности друзьям: "Я гимны прежние пою". В Этом же году в стихотворении "Во глубине сибирских руд" поэт дает светлый, немеркнущий образ декабристов, их "дум высокое стремление', которое поможет спастись и в "мрачном подземелье" с "мрачными затворами". Темницам противопосгавлен свет будущей свободы, возвращение всех прав, главное из которых — честь ("И братья меч вам отдадут'').

Поэт не утрачивал свободолюбия как краеугольного камня жизни человека и в 1828 году написал "Андрея Шенье", где снова воспел "священную свободу, богиню чистую", которой не изменила лира героя стихотворения даже перед казнью. Недаром 44 стиха, начиная со слов "Приветствую тебя, мое светило!", были запрещены цензурой, и Пушкин 4 раза давал официальные объяснения.

Свобода, дружба, развитые ум и сердце, любовь — главные ценности жизни Пушкина и его окружения. Они заряжены той светоносной силой, которая разливается во всей лирике поэта. "Святое братство", "лицейские светлые дни" несли спасительный заряд Пушкину и его друзьям.

В стихотворении "Бог помочь вам, друзья мои!" (1827) поэт объединил благородной братской любовью тех из бывших лицеистов, которые "в мрачных пропастях земли", и тех, кто "на пирах разгульной дружбы". Сочувственная радость благословения приподнимает друзей, разъединенных мраком и светом, и сближает их.

Любовь, высочайший из даров жизни, предстает то даже в неземном свете в "Мадрид ": "Чистей  прелести чистейший образец", то как наиболее полное проявление всех возвышенных человеческих возможностей в стихотворении "К..". Это "И божество, и вдохновенье, //И жизнь, и слезы, и любовь".
Есть и "Ненастный день потух", где "ночи мгла", мрачное расположение духа поэта прерывается многозначительными предостерегающими словами "Но если...", с которыми невольно связывается преддуэльное состояние поэта.

Свет, солнце, озарение, луна, звезда, заря, любовь, дружество, свобода, творчестве, наконец, просвещение являются словами одного понятийного ряда. Лейтмотив поэзии — "Да здравствует солнце! Да скроется тьма!".

У Пушкина был свой удел — "предсостояние перед Богом в служении поэта", по
словам С. Булгакова. "Витийства грозный дар", "божественный глагол" — так определял он поэтическое слово. В "Пророке ' же прозвучало новое осознание своего назначения, данное "Бога гласом": "...глаголом жги сердца людей!" Поэзия стала служением истинной красоте и свету, подвластной "веленью Божьему".
Пушкин обрел такой силы внутреннюю свободу, над которой не властны были ни царь, ни Бенкендорф.

И раньше было убеждение в праве поэта на внутреннюю независимость: "Ты — царь. Живи один" (1830). А сейчас достоинство утверждается иначе: "Себе лишь одному служить и угождать. Для власти, для ливреи / / Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи". В обыкновенной жизни зависимость от царя, от народа, от общественного мнения приземляет поэта, а Пушкин умел ей противостоять.

Но это не означало надменного отношения к людям, ухода от жизни. Он откликается, как чуткое эхо, на происходящее.

Земная красота и жизнь трагичны. Светоносные озарения поэзии не всегда спасают. "Рок завистливой бедою // Угрожает снова мне" ("Предчувствие"). "Дар напрасный, дар случайный, // Жизнь, зачем ты мне дана?" — снова сомнения, которые тревожат поэта и в "Стихах, сочиненных ночью во время бессонницы": "Всюду мрак и сон докучный". Тревожное состояние выражено и в заключительных строках, обращенных к жизни: "Я понять тебя хочу, // Смысла я в тебе ищу".

Свет и тьма даны не только как противостояние, но иногда и как возможное зарождение света во тьме ( "Перед гробницею святой" ), а то и как победа зла, умопомрачения в драматических напряженных строках стихотворения "Делибаш".

Мчатся, сшиблись в общем крике...

Посмотрите, каковы?

Делибаш уже на пике,

А казак без головы.


Это буйство зла тонет в лирике Пушкина, несущей гармоничное восприятие жизни.

Свет и тьма предстают и как закономерная смена дня и ночи: "Ночью сон, поутру чай" ("Дорожные жалобы"), а то как противопоставление вчерашнего дня ("Вечор, ты помнишь, вьюга злилась. / / На мутном небе мгла носилась") сегодняшнему ("Мороз и солнце! День чудесный").

Даже трагичные картины конца жизни Пушкин дает в философском раскрытии животворящей закономерности смены поколений.

Мрак, печаль, безысходность побеждены юностью, вечной жизнью:

И пусть у гробового входа
Младая будет жизнь играть,
И равнодушная природа
Красою вечною сиять.


Особенно живым, мудрым, светлым, проникающим в душу звучит голос поэта, говорящего о прочности, затягивающей в бездну, и спасительной силе светлой веры, "духе смирения, терпения, любви и целомудрия" ("Отцы пустынники..").

Анжелика ОСИПОВА