"Стремиться и достигать стоит"

Печать

b_250_250_16777215_0___images_stories_foto_i_8l.jpgСоставители новых программ включили для изучения в 8-м классе рассказ "Парадокс" и стихотворение в прозе "Огоньки". Эти произведения по своей идейной устремленности характерны для творчества писателя, в них ярко проявился его "светлый оптимизм".
В одной статье о Короленко читаем: "Человек создан для счастья, как птица для полета", — говорит один из героев рассказа "Парадокс", но эта истина безжалостно превращается в парадокс, потому что в условиях социального неравенства счастье у человека отнято. Оно возможно лишь в будущем, когда будет создан другой общественный строй и когда счастье действительно станет таким же естественным, как полет птицы". Мы сослались на это высказывание как свидетельство идеологизированного в прошлом литературоведения. Драма Яна Залуского обусловлена отнюдь не социальным несовершенством общества, а стихийными силами природы. Парадокс не в том, как полагает литературовед, что общество многих лишает счастья, а в ином: жалкий калека — автор афоризма о счастье.

"Человек создан для счастья"; создан - отнюдь не значит, что каждому в обществе оно гарантировано. Как выразился феномен, "счастье не всегда создано для человека". И все же, по его мнению, исключение "не изменяет общего правила". Афоризм, вложенный в уста Залуского, психологически мотивирован. Писатель полагал, что чем больше не устроена жизнь человека, тем сильнее его тяга к благу, совершенству, радости. В этом плане примечательна первоначальная концовка рассказа "Парадокс": "И не раз мне казалось, что за плечами у меня вырастают крылья, а потом я чувствовал себя беспомощным, разбитым и бессильным, как червяк, раздавленный в дорожной пыли. Бывали безумные удачи и постыдные поражения, сердце не раз трепетало от восторга и сжималось смертельной тоской, мир раскрывался навстречу моим надеждам и замыкался четырьмя стенами душной тюрьмы... Но никогда с тех пор я не забывал странного афоризма, написанного ногами парадоксального счастливца, которого голос и до сих пор упрямо звучит в памяти с такою же ясностью, как и в первую минуту". У человека, лишенного свободы, с особой остротой возникает в памяти афоризм о счастье. Заметим, что рассказ был написан вскоре после перенесенного писателем тяжелого потрясения — смерти дочери.

Ощущение непрочности и хрупкости порой жизненных устоев и великой значимости радости бытия — вот те чувства, которые сказались при написании рассказа.

Не для щедрого вознаграждения писал свое крылатое выражение Ян Залуский. Не случайно он адресует его мальчику, вся жизнь которого впереди. Феномен искренне желает ему счастья. Обратим внимание на то, как до написания афоризма калека по-доброму вглядывался в лицо ребенка: он "смотрит на меня умным, задумчивым и смягченным взглядом, который становится все мягче и страннее".

Афоризм написан не для публики. В разговоре с Матвеем, без свидетелей, феномен повторит свое крылатое выражение, сопроводив его юмористическим пояснением. "У людей бывают и головы, и руки, только ему, Яну Залускому, забыли приклеить руки", а Матвею "поставили на плечи пустую тыкву..."

Афоризм выношен, продуман его автором. Один на один с мальчиками калека вновь повторит свое изречение: "Ну, прощайте и помните: человек создан для счастья...

Тележка покатилась, но уже в конце переулка феномен еще >раз повернулся к нам, кивнул головой кверху, на птицу, кружившуюся высоко в небе, и крикнул еще раз:

— Создан для счастья. Да, создан для счастья, как птица для полета". Настойчивым напоминанием афоризма он как бы желает внушить юным слушателям, что это суждение особо важно для них.

Встреча с Яном Залуским — факт значительный в жизни мальчиков. Действительность предстала перед ними в ее болезненных изломах, человеческой боли. Из непродолжительного общения с феноменом впоследствии мальчики извлекут уроки стойкости и сострадания, понимание, что трудом и упорством можно многое преодолеть и достичь. Так, калека смог развить свой ум, стать человеком "очень просвещенным", материально поддержать родных. А главное, при незавидности своей судьбы он не ожесточился против жизни, людей. Встреча с Залуским "острой занозой" вонзилась "в детские сердца и умы", она окончательно разрушила тот сказочный мираж, в котором жили дети. И "уголок двора" уже не приносил им былой радости. Удочки, бадья, старый кузов — все потеряло "свою заманчивую таинственность". От бадьи дурно пахло, "кузов казался дрянной старой рухлядью".

Дети стремились отгородиться от жизни взрослых, где существовало множество для них запретов и наставлений, а порой они, по всей вероятности, сталкивались и с унижением их человеческого достоинства. Не случайно мальчик ждет от феномена неприятностей: "Мне казалось, что он сделает над нами что-то такое, от чего нам будет после стыдно всю жизнь..." А между тем сокровенные стремления детей и взрослых едины — ощутить себя счастливыми. Главы о радостной и увлеченной жизни мальчиков подводят читателя к пониманию обоснованности афоризма феномена.

Смысл миниатюры "Огоньки" — приблизиться к "огням" — значительным целям - также в том, чтобы ощутить себя счастливым. Сюжет этого стихотворения в прозе содержит двоякий смысл — прямой и иносказательный. Прямой: рассказ о том, как осенним вечером двое плывут в лодке "по угрюмой сибирской реке". Один из плывущих обрадован мелькнувшему впереди огню, который сулит ночлег и отдых. Однако опытный гребец знал, что кажущаяся близость огня обманчива. И действительно он "был прав". И второй — потаенный, иносказательный смысл. Он выражен по-эзоповски, сдержанно: "Много огней и раньше и после (курсив наш. — И.К.) манили не одного меня своею близостью. Но жизнь течет все в тех же угрюмых берегах, а огни еще далеко". Итак, не течение реки в угрюмых берегах, а сама жизнь скована угрюмыми берегами. "Угрюмые берега", ограждающие "течение жизни", олицетворяют хмурую, гнетущую действительность. И "огни" в приведенном контексте содержат обобщенный переносный смысл: "Много огней и ранее и после манили не одного меня своею близостью". В данном контексте "огни" символизируют цели, идеалы, которые влекли к себе людей, определяли их поступки и действия. Сам Короленко истолковал символику своей миниатюры так (см. письмо читательнице Е.А.Чернушкиной, август 1912 г.): "В очерке' "Огоньки" я не имел в виду сказать. — писал автор, — что после трудного перехода предстоит окончательный покой и общее счастье. Нет, — там опять начнется другая станция. Жизнь состоит в постоянном стремлении, достижении и новом стремлении. Такого времени, когда все без исключения люди будут вполне довольны и счастливы, -я полагаю, не будет вовсе. Но, на мой взгляд, человечество уже видело много "огней", достигало их и стремилось дальше. Когда были освобождены крестьяне, — русская жизнь сильно осветилась, но остановиться не могла. И теперь опять мы на трудном пути, а впереди новые далекие огни". Иносказательный смысл "огней" здесь достаточно прояснен.

Короленко не звал к "буре", а питал надежды на усовершенствование социальных институтов жизни, считал, что, преодолевая трудности, "налегая на весла", люди достигнут "огней".

Итоговая фраза миниатюры пронизана верой в достижение целей: "Но все-таки... все-таки впереди — огни!" Эта заключительная фраза стала крылатой. "Огоньки", писал Ф.Батюшков, современник Короленко, облетели "всю Россию и повторялись бесчисленным количеством раз почти всей прессой". Писатель был убежден, что условия жизни людей должны совершенствоваться. Таковы, по его мнению, неизменные правила истории. "Общий закон жизни, — писал он, — есть стремление к счастию и все более широкое его осуществление". И миниатюра проникнута надеждой на манящие и влекущие к себе "огни", к которым, по мнению писателя, все же приблизятся люди.

В основу сюжета и положено противоборство света и тьмы. Наиболее часто встречаемое слово при изображении сил, сковывающих течение жизни, — это определение темный, темный осенний вечер, темные горы, неопределенная тьма, темная, как чернила, река; темная река, затемненная скалистыми горами. Контрастом "темени" выступают "огни", рассеивающие окружающий мрак: "Свойство этих огней — приближаться, побеждая тьму, и сверкать, и обещать, и манить своею близостью". "Огни" как будто постоянно напоминают о себе. Они всегда впереди, совсем близко. Мотив "огней" главенствует в произведении, придает ему особую мажорную тональность. Заметим, символы света и тьмы, олицетворяющие прогрессивные и косные силы жизни, часто встречаются в творческом наследии писателя. Сошлемся на дневниковую запись за 1888 г.: "Путь истории человечества длинен, утомителен, порой освещается сиянием света (курсив наш. - И.К.), порой спускается в мрачные долины, где лучи сквозят скупо и где мы склонны усомниться даже, — уж есть ли, полно, на небе солнце..." И вот долг писателя напомнить людям "о блеске солнца, о синеве неба, о том, что уже много раз была тьма и опять сиял свет".

Действительность в изображении писателя отнюдь не безоблачна, она несет человеку порой мучительные испытания. Необходима сила духа, чтобы выстоять и остаться Человеком. Несмотря на все превратности судьбы. Ян Залуский верит в счастливое предназначение человека, убежден в победе света над тьмой лирический герой миниатюры "Огоньки". Верой в добро и свет проникнуто творчество писателя.

(Методические рекомендации по изучению произведений "Парадокс", "Огоньки" учитель найдет в книге: Беленький Г.И. Литература в 8-м классе. - М., 1993.).

И. КАПЛАН