"Семейная идея"

Печать

Учащиеся выполнили следующие задания:

1. Первая группа подготовила сообщение о сущности христианского брака.

2. Вторая группа рассмотрела, как воплотилась "семейная идея" в романе "Война и мир".

3. Третья группа подготовила задание по роману "Анна Каренина".

4. Четвертая группа подобрала материал на тему "Семейная идея" в "Крейцеровой сонате".

5. Несколько учащихся выполнили индивидуальные задания.
ТРЕТИЙ УРОК


"Семейная идея" в творчестве Л.Н. Толстого является одной из ведущих. В течение всей жизни Лев Николаевич проявлял неустанный интерес к проблемам семьи, воспитанию детей, отношениям между мужчиной и женщиной. Взгляды его на эти вопросы не оставались неизменными. В "Войне и мире", в "Анне Карениной" он воспевает семейное счастье, в "Крейцеровой сонате" обличает супружеские отношения и — итог мучительных раздумий — отрицает семью как основу нравственности. На взглядах писателя, несомненно, отразился кризис семьи, который проходил на фоне общего духовного кризиса, постигшего Россию. А Толстой, как никто другой, нес в себе страшное бремя — противоречия своей эпохи.

Вначале послушаем, что говорит Священное Писание о сущности христианского брака. Отвечают учащиеся первой группы.

— Брак на земле установлен Богом. Сказал Господь Бог: "Не хорошо человеку быть одному; сотворим ему помощника, соответственно ему" (Быт. 2, 18; 22-24).

Когда фарисеи стали спрашивать Иисуса о разводе, Он сказал так: "Неужели вы не читали, что Создатель изначально мужчиной и женщиной сотворил их? ... поэтому оставит человек отца и мать, соединится с женой своей, и будут они вдвоем единой плотью, их уже не двое, но одна плоть. Итак, кого Бог сочетал, человек да не разлучает" (Матф. 19; 4, 5, 6). Не все вступают в брак. "Ибо есть люди, которые из чрева матери рождаются Неспособными к браку; есть такие, которых к этому принуждают другие; а есть люди, которые сами отказываются от брака ради Царства Небесного. Кто может решиться на это, пусть решается" (Матф. 19, 12).

Святой апостол Павел так пишет об обязанности брачных: "Каждый из нас да любит свою жену, как самого Себя; а жена да боится своего мужа" (Еф. 5, 33). Святой Златоуст разъясняет эти слова: "... здесь ничего более или менее не полагается, как одна власть. Почему же? Потому что у него была речь о чистоте". (Разрядка моя. — А.Ф.)

В христианстве брак узаконен: "Во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая

имей своего мужа. Если женишься — не согрешишь, и если девица выйдет замуж, не согрешит" (1 Кор. 7, 2, 28).

"Брак у всех да будет честен и ложе непорочно" (Евр. 13, 4).

Союз мужа и жены подобен единению Христа с его Церковью. "Муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям, во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее" (Ефес. 5, 23-25).

Брак возможен только на земле.

"В воскресении ни женятся, ни выходят замуж; но пребывают, как Ангелы Божий на небесах" (Матф. 22, 30). "Сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят. И умереть уже не могут; ибо они равны Ангелам, и суть сыны Божий, будучи сынами воскресения" (Лук, 20, 35, 36).

Запрещение брака идет не от Бога. "Дух ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, через лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак".

Святая Церковь Христова учит, что брак есть Таинство — такое священное действие, в котором во время венчания невидимо нисходит на жениха и невесту благодать Святого Духа, освящающая их супружеский союз.

Счастье вступающих в брак зависит от правильного выбора. Святой Златоуст предупреждает, что здесь нужны особая предусмотрительность и осторожность. "Поелику многие расположены к своим женам не так, как повелевает разум, то я увещеваю мужей употреблять сначала меры все к тому, чтобы взять жену благонравную и исполненную всякой добродетели".

Любовь мужа и жены должна быть глубокой и постоянной, чтобы никакие несчастья, болезни, искушения не могли ее ослабить или поколебать. Святой Златоуст говорит мужу: "Заботиться о своей жене, как Христос о Церкви. Хотя бы нужно было отдать за нее душу свою, хотя бы пришлось испытать многократные потери, претерпев что-нибудь тяжкое, ты не должен отказываться; ибо, претерпев все это, ты еще не сделаешь ничего подобного тому, что сделал Христос для Церкви".

Учитель подводит итоги. — Мы видим, что браку и семье в христианской религии придается необыкновенно большое значение. Это основа всей жизни человека, его счастья, спокойствия, душевного равновесия. В идеале семья — прообраз Царствия Божия на земле, так как семейные отношения скрепляет, скрашивает любовь, чувство, наиболее приближающее человека к Богу. Конечно, это не означает, что семейная жизнь сплошь радостна и безоблачна. Но в преодолении трудностей, несчастий, особенно в преодолении себя, собственного эгоизма достигается более высокая степень любви.

Этого могут не знать и не понимать лишь эгоистичные, черствые натуры. Уметь прислушиваться к себе, понимать сердцем другого человека, чувствовать и выполнять волю Божию (воля Божия всегда совпадает с лучшими устремлениями человека, идущими из самой сущности его души) — и надежный компас приобретен на всю жизнь.

В "Войне и мире" Л.Н. Толстого семья выполняет свое истинное, высокое назначение. Дом здесь — особый мир, в котором сохраняются традиции, осуществляется связь между поколениями; это прибежище для человека и основа всего существующего.

Слово предоставляется учащимся второй группы.

— Наиболее близка Толстому семья Ростовых. Окружающих притягивает атмосфера любви и доброжелательности, царящая здесь. Естественность, искренность, истинно русское радушие, бескорыстие отличают всех членов семьи. Естественность и живость этих людей автор передает через их движения. Наташа, Петя, графиня, граф... мы видим игру чувств на их лицах, движения, жесты, слышим их голоса. Образы необыкновенно пластичны, полны жизненного обаяния.

Не то В семействе Курагиных. Толстой ни разу не называет Курагиных семьей. Уже одно это говорит о многом. Здесь все подчинено корысти, материальной выгоде. Эта всепоглощающая устремленность накладывает свой отпечаток на характер, поведение, внешность князя Василия, Элен, Анатоля, Ипполита. Образы их как бы лишены жизненных соков. Вспомним застывшую улыбку Элен, ее неподвижность. Наиболее "живой" из них — князь Василий. Но "живость" характеризует его лишь с отрицательной стороны. "Князь Василий замолчал, и щеки его начали нервически подергиваться то на одну, то на другую сторону, придавая, его лицу неприятное выражение, какое никогда не показывалось на лице князя Василия, когда он бывал в гостиных" (разрядка моя. — А.Ф.). Все краски жизни меркнут в этом искусственно созданном мире. Живые человеческие отношения заменяются фальшивыми, притворными. Вместо лиц — маски. И лишь тогда "маска" меняет застывшее выражение, когда речь заходит о выгоде. "Щеки его" сильно перепрыгивали и, опустившись, казались толще внизу;
но он имел вид человека, мало занятого разговором двух дам". "Пьер, "подойдя к ним, удивленно смотрел на озлобленное, потерявшее все приличие лицо княжны и на перепрыгивающие щеки князя Василия".

Писатель в данном случае показывает семью такой, какой она не должна быть.

С теплотой и сочувствием относится Толстой к семье Болконских. В Лысых Горах свой особый порядок, особый ритм жизни. Князь Николай Андреевич вызывает у всех людей неизменное уважение, несмотря на то, что давно не состоит на государственной службе. Деятельный ум его постоянно чем-то занят. Он воспитал прекрасных детей.

— Ребята, обратите внимание на описание внешности княжны Марьи. "... глаза княжны, большие, глубокие и лучистые (как будто лучи теплого света иногда снопами выходили из них), были так хороши, что очень часто, несмотря на некрасивость всего лица, глаза эти делались привлекательнее красоты". Мы прикасаемся к одной из тайн искусства Толстого, напоминаюМы прикасаемся к одной из тайн искусства Толстого, напоминающей искусство иконописи: в материальных формах передавать духовное.

Сострадательное сердце княжны переживает чужую боль сильнее, чем свою. Приведите, пожалуйста, пример из текста.

—    "Я видела раздирающую душу сцену. Это была партия рекрут, набранных у нас и посылаемых в армию. Надо было видеть состояние, в котором находились матери, жены и дети тех, которые уходили, и слышать рыдания тех и других. Подумаешь, что человечество забыло законы своего Божественного Спасителя, учившего нас любви и прощению обид, и что оно полагает главное достоинство свое в искусстве убивать друг друга".

—    Возможно, что именно благодаря строгим, подчас суровым правилам, которые установил старый князь в своем доме, и смогла сформироваться эта чистая, светлая душа, так близко находящаяся к Богу, как это только возможно для человека.

По-своему прекрасен князь Андрей. Достаточно отметить краткую характеристику, данную ему старым князем: "Николая Андреевича Болконского сын из милости служить ни у кого не будет".

И в этот чистый мир вторгается князь Василий со своим сыном. Княжна Марья, конечно, не могла догадаться о низменности интересов этих людей, но нравственная чистота спасает ее от ошибочного шага.

Темное, соблазнительное начало, которое несет в себе Анатоль Курагин, смутит сердце другой героини романа — Наташи Ростовой. Но для Наташи возможны покаяние и очищение. А зловещая тень, закружившись, исчезнет в морозной ночи, чтобы появиться на страницах романа "Анна Каренина". Вопрос к классу:

—    Скажите, пожалуйста, как и почему меняется отношение к семейной жизни у князя Андрея?

—    Князь Андрей не был счастлив в браке. В минуту откровенности он говорит Пьеру: "Ни когда, никогда не женись, мой друг... чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым!" Он мечтает о славе, о своем Тулоне. Но мысли его принимают иное направление, когда его, раненого, уносят с поля Аустерлица. "Тихая жизнь и спокойное семейное счастье в Лысых Горах представлялись ему. Он уже наслаждался этим счастьем, когда вдруг являлся маленький Наполеон с своим безучастным, ограниченным и счастливым от несчастия других взглядом, и начинались сомнения, муки, и только небо обещало успокоение..."

Дом как спокойная, надежная пристань противопоставляется войне, семейное счастье — бессмысленному взаимному уничтожению. ЧЕТВЕРТЫЙ УРОК

Урок начинает учитель.

—    Понятие дома расширяется. Когда Николай Ростов вернулся из отпуска, полк ему показался домом, таким же милым и дорогим, как. и дом родительский. Сущность дома, семьи с особой силой проявилась на Бородинском ноле. Найдите слова, подтверждающие это.

—    "... здесь на батарее... чувствовалось одижовое и общее всем, как бы семейное оживление". "Солдаты эти сейчас же мысленно приняли Пьера в свою с е м ь ю..." (Разрядка моя. - А.Ф.).

—    Да, вот откуда черпали защитники Борона силы, вот истоки мужества, твердости,

.. непоколебимости. Национальное, религиозное, семейное начала чудесно соединились в решающий час в русском войске (Пьер "весь был погружен в созерцание этого, все более и более угасающего огня, который точно так же ... крался и в его душе") и дали такой сплава и такие действия, перед которыми бессилен любой завоеватель. Мудрым старческим умом Кутузов понимал это как никто другой.    "Эпилог" — это апофеоз семейного счастья и согласия. Здесь ничто не предвещает тяжелых драматических конфликтов.

Некоторое непонимание между супругами тут же разъясняется и рассеивается, не оставляя в душе горького осадка. Все просто и надежно в молодых семьях Ростовых и Безуховых: устоявшийся быт, глубокая привязанность супругов друг к другу, любовь к детям, понимание, участие. Начавшиеся разногласия среди дворянской интеллигенции не поколеблют устоев семьи. Только смерть сможет разлучить Николая Ростова и княжну Марью. "На лице ее выступило строгое выражение затаенного высокого страдания души, тяготящейся телом. Боже мой! что с нами будет, если она умрет..." — подумал он (Николай).

Наташа, ни минуты не колеблясь, последует за мужем в Сибирь. Это мы знаем по начатому роману "Декабристы".

Основы брака в "Войне и мире" незыблемы. "Семейная тема" получает свое дальнейшее развитие в "Анне Карениной". Оба этих величайших произведения, "Война и мир" и "Анна Каренина", создавались под знаком семейного счастья самого писателя. Здесь мы имеем возможность наблюдать, как велико значение семьи для реализации творческого потенциала человека.

Роман "Анна Каренина" полон загадок. Окутан тайной образ главной героини.

Почему судьба Анны оказалась трагической? Кто виноват в этой трагедии? Наиболее интересен вопрос, как Толстой относится к своей героине. Во всем романе мы не найдем ни одной фразы, ни одного слова, которые бы прямо говорили об этом отношении. Авторская мысль скрыта в самой художественной ткани произведения.

Мы предлагаем один из возможных вариантов прочтения романа и рассмотрения интересующей нас темы.

Определяющую роль играет композиция. Вообще, композиция — это своеобразный ключ к идейному содержанию романа. Повествование ведется параллельно. Две сюжетные линии: Каренин — Анна — Вронский, Левин — Кити — внешне, казалось, совершенно самостоятельные, имеют глубокую внутреннюю связь. Писатель использует прием контраста, что позволяет более наглядно, художественно оттенить авторскую мысль. Сюжетная линия Левин — Кити во многом автобиографична и повествует о начальном периоде семейной жизни Льва Николаевича и Софьи Андреевны.

В религиозных исканиях Левина отразились мучительные поиски истины самого писателя. "Для меня вопрос религии такой же вопрос, как для утопающего вопрос о том, за что ему ухватиться, чтобы спастись от неминуемой гибели, которую он чувствует всем существом, — пишет он А.А. Толстой в 1877 году. — И религия уже два года для меня представляется этой возможностью спасения".

В 70-е годы Лев Николаевич был близок к тому, чтобы принять учение православной церкви. Этот этап духовного развития писателя представлен в романе. Отвечают учащиеся третьей группы. — В первых же главах Толстой пишет о семейных неурядицах. Дом Облонских — это уже не тихое пристанище, а "постоялый двор"; здесь нет единства, нет связующего чувства, все вразброд, порознь. Явственно проступают приметы времени, определяется идейно-тематическая направленность произведения.

Либеральная партия, к которой причислял себя Степан Аркадьич, считала, что "брак есть отжившее учреждение и что необходимо перестроить его". И он вполне с этим соглашался. "Либеральная партия... подразумевала, что религия есть только узда для варварской части населения, и действительно, Степан Аркадьич не мог вынести без боли в ногах даже короткого молебна и не мог понять, к чему все эти страшные и высокопДоные слова о том свете, когда и на этом жить было бы очень весело".

Не то у Щербацких... Эта семья, как видно из первых же строк, очень близка самому писателю. Общая атмосфера, царившая в доме, на поминает атмосферу семейства Ростовых. "Как это ни странно может показаться, но Константин Левин был влюблен именно в дом, в семью, в особенности в женскую половину семьи Щербацких". Сам он был лишен семейного очага, рано потеряв родителей. Но он имел очень определенные нравственно здоровые представления о том, какой должна быть семья. В женщине он более всего ценил материнское начало. Левин благоговейно хранил в душе память о матери и хотел, чтобы его будущая жена была похожа на нее. Сердце его уже сделало выбор. "... что всегда, как неожиданность, поражало в ней (в Кити), это было выражение ее глаз, кротких, спокойных и правдивых, и в особенности ее улыбка, всегда переносившая Левина в волшебный мир, где он чувствовал себя умиленным и смягченным, каким он мог запомнить себя в редкие дни своего раннего детства" (разрядка моя. — А.Ф.).

В 16-й главе первой части писатель знакомит нас с Вронским. Он тоже не знал семейной жизни, но в отличие от Левина и не стремился к ней, чувствуя себя более привычно "в холостом мире" молодых блестящих офицеров. Поэтому внутренне он был готов к тому, чтобы выбрать для себя свободную любовь.

Продолжает учитель.

— Судьба главной героини связана с образом железной дороги, символом времени. Что-то роковое и страшное слышится в самом описании приближающегося поезда, физически ощущается тяжесть. "... свистел паровоз, платформа задрожала, и, пыхая ... паром, прокатил паровоз ... а за тендером, все медленнее и более потрясая платформу, стал проходить вагон с багажом и с визжавшей собакой..."

Есть что-то таинственное и волнующее уже в первой короткой встрече Вронского и Анны. Но характерна одна незначительная, повторяющаяся деталь. Когда Анна чувствует на себе взгляд Вронского, в ее лице появляется улыбка, изгибающая ее губы (разрядка моя. — А.Ф.). От этой встречи осталось и тяжелое воспоминание: поездом раздавило сторожа. Чуткое сердце подсказало Анне, что это дурное предзнаменование.

На балу многое определилось в чувствах героев. Анна невольно.привлекает к себе взоры. Кити видит, что она "пьяна вином возбуждаемого ею восхищения". При описании Анны Толстой неоднократно использует слово прелестна. В богословии прелесть означает соблазн, обман. "Она была прелестна в своем простом черном платье, прелестны были ее полные руки... прелестна твердая шея... прелестны вьющиеся волосы... прелестны грациозные легкие движения маленьких ног и рук, прелестно ее красивое лицо в своем оживлении; но было что-то ужасное и жестокое в ее преде с т и". И вот слово найдено: "Да, что-то чуждое, бесовское и прелестное есть в ней", — сказала себе Кити (разрядка моя. - А.Ф.).

Вторая встреча Вронского и Анны, определившая их дальнейшие отношения, происходит вновь на железной дороге. В вагоне Анна впала в странное состояние. Сначала ею овладела беспричинная радость. Потом она почувствовала, как в ней что-то меняется физически: "... нервы ее, как струны, натягиваются все туже и туже на какие-то завинчивающиеся колышки. Она чувствовала, что глаза ее раскрываются больше и больше, что пальцы на руках и ногах нервно движутся, что в груди что-то давит дыхание..." Восприятие ее стало острее и ярче. Но она могла по произволу отдаваться этому забытью, могла воздержаться от него. Ей представляются причудливые образы, но не материального, природного мира, а другого, чуждого и непонятного, освещаемые каким-то странным светом: "... все образы и звуки в этом колеблющемся полумраке с необычайною яркостью поражают ее", "... старушка стала протягивать ноги во всю длину вагона и наполнила его черным облаком", "потом красный огонь ослепил глаза, и потрм все закрылось стеной".

Анна позволила себе соприкоснуться с тем миром, который закрыт от человеческих глаз светлыми благодатными силами. Но ей не страшно, а весело. Разыгравшаяся за окном метель, как бы являясь продолжением этого странного наваждения, вполне соответствует ее. состоянию. "Метель и ветер рванулись ей навстречу и заспорили с ней о двери. И это ей показалось весело". В колеблющемся свете фонаря она узнала Вронского. "Весь ужас метели показался ей еще более прекрасен теперь". Сдержанное, но страстное признание Вронского возбудило в ней неудержимую радость. Она провела волшебную ночь... "Со мной случилось что-то волшебное", — скажет она позже Долли. Но третье, недоброе начало сопровождает ее любовь.

И когда желание любви было удовлетворено, Вронский испытал чувства, напоминающие чувства убийцы, а Анна — унижение и стыд.

Толстой не дает оценку случившемуся, не пишет, что это падение, нет. Но следующие главы посвящены им Левину, и он особо подчеркивает, что хотя жизнь Левина складывалась не так, как он хотел, и хотя не все планы, задуманные им, были выполнены, самого главного — чистоты жизни — он добился. И это позволяло ему со спокойной совестью смотреть в глаза людям.

А в природе наступала весна, и Левин всей душой впитывал ее радости, чувствуя свое единство со всем живым на земле. Мир его расширялся. И в этом мирегвсе было важно и значимо. "Зазеленела старая и вылезающая иглами молодая трава, надулись почки калины, смородины и липкой спиртовой березы, и на обсыпанной золотым цветом лозине загудела выставленная облетавшаяся пчела. Залились невидимые жаворонки над бархатом зеленей... заплакали чибисы... и высоко пролетели с весенним гоготаньем журавли и гуси"... Пейзаж здесь, как и всегда у Толстого, играет психологическую роль. Мы видим не только то, что Левин необыкновенно близок к природе и тонко чувствует ее, но что душа его способна к обновлению.

Не то у Вронского и Анны. Они ни разу не показаны писателем на фоне природы. Конечно, это не может быть простой случайностью. Природа как бы удалена от них, даже когда они живут в деревне. Они не имеют выхода из замкнутого круга, который ограничен страстью, грехом.

Левин, напротив, живет в едином ритме с природой, и это дает ему те нравственные силы, ту основу, благодаря которой он, неверующий, придет в Богу.

Освежающе действует на читателя даже само описание косьбы. "Огромное пространство луга было скошено и блестело особенным, новым блеском, со своими уже пахнущими рядами, на вечерних косых лучах солнца". Тяжелый, но радостный общий труд объединяет всех: помещика, мужиков... "Бог дал день, бог дал силы. И день и силы посвящены труду, и в нем самом награда". А для кого труд? Какие будут плоды труда? Эти соображения посторонние и ничтожные".

И железная дорога, как что-то чуждое и враждебное этой простой, трудной и радостной жизни, проходит где-то в отдалении, и ее тяжёлый грохот не перебивает ритма жизни Левина.

Антонина ФОМИЧЕВА